…Где-то через год после кончины Джо Дассена – он умер внезапно и рано, в сорок два – по Центральному телевидению был показан его концерт – лента, присланная из Франции. Дассен не отвечал на вопросы, не рассказывал о себе, не выходил к публике. Он пел свои песни, которые особенно любил сам и которые мы тоже особенно любили.

И главной из них была песня о Люксембургском саде – “визитная карточка” артиста, без которой не обходился ни один его концерт, – песня задумчивая, сердечная, потаенно значительная и полная любви к Парижу, к его людям, ко времени, когда Дассену довелось петь, любить, и, как оказалось, скоро умереть.

Он пел ее не в самом саду, а в павильоне. Кто-то метлой гнал опавшие листья, проезжали детские коляски, кто-то куда-то шел, и стояли в сторонке газетные ларьки, и на лавочках сидели люди – в одиночку, попарно, и были тут лавочки пустые, и в глубине угадывались столики кафе… Дассен не спеша ходил по этому павильону, под этими матерчатыми листьями, по этому пластиковому полу, под этим искусственным солнцем осветительных приборов, а в его песне все было живым, настоящим, все дышало. В его песне мягко мерцала серорозовая гамма Парижа, и где-то совсем рядом текла Сена, и невозможно было поверить, что его, Дассена, теперь, когда мы все это слышим и видим, – нет…

Анни Жирардо и Джо Дассен – близкие. Близкие друг другу как люди и как артисты. Потому что они дети своей страны, вобравшие все ее лучшее – ее ясный ум, который наш русский поэт назвал “острым гальским смыслом”, ее терпеливую, без громких слов, волю, ее уважение к честной, на совесть сделанной работе. Душевное здоровье этой страны, ее непоказную храбрость, ее самой природой заложенное чувство красоты…, ее неповторимое обаяние, ее врожденную элегантность, которую не купить ни за какие деньги.

Из книги Веры Шитовой “Анни Жирардо”, 1985г.

https://ok.ru/video/32479316723

https://youtu.be/Ea17iRy_rEk https://youtu.be/Br8npYnCXJA